Судебная практика Управления

Обзор судебной практики

по обжалованию в судебном порядке действий (бездействия)

судебных приставов-исполнителей по итогам 6 месяцев 2012 года.

 

 

Специалист-оценщик вправе самостоятельно применять методы проведения оценки объекта оценки в соответствии со стандартами оценки.

А.В. обратился в суд с заявлением о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя об оценке имущества должника специалистом.

Свои требования мотивировал тем, что судебный пристав-исполнитель вынес постановление об оценке недвижимого имущества, принадлежащего должнику. Согласно отчету специалиста рыночная стоимость определена в сумме 66 186 000 руб. С указанной рыночной стоимостью должник не согласен, считает определенную специалистом-оценщиком стоимость, с учетом поправочных коэффициентов, примененных оценщиком, ликвидационной, что не соответствует ст. 85 ФЗ «Об исполнительном производстве», в соответствии с которой оценка имущества должника, на которое обращается взыскание, производится судебным приставом-исполнителем по рыночным ценам, если иное не установлено законодательством Российской Федерации.

Суд первой инстанции в удовлетворении требований А.В. отказал в полном объеме. Апелляционная инстанция оставила решение суда первой инстанции без изменения, апелляционную жалобу А.В. без удовлетворения.

Отказывая в удовлетворении заявления о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя об оценке имущества должника специалистом, суды исходили из того, что судебным приставом-исполнителем полностью соблюден порядок, предусмотренный ст. 85 ФЗ «Об исполнительном производстве». Так, судебным приставом-исполнителем в соответствии с п. 7 ч. 2 ст. 85 указанного Федерального закона для определения рыночной стоимости арестованного имущества была привлечена специализированная организация, действующая на основании государственного контракта, заключенного с Управлением, эксперт-оценщик является членом саморегулируемой организации оценщиков, в связи с чем оснований сомневаться в достоверности составленного им отчета у судебного пристава не имелось.

Кроме того, на соответствие ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации», ФЗ «Об исполнительном производстве» и Федеральных стандартов оценки отчет проверен судами. Доводы заявителя о несоответствии рыночной стоимости, стоимости, определенной специалистом-оценщиком, отклонены судами в связи с тем, что ст. 14 ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» предоставляет оценщику право самостоятельно применять методы проведения оценки объекта оценки в соответствии со стандартами оценки.

Согласно ФСО №1, оценщик осуществляет необходимые расчеты стоимости того или иного объекта оценки с учетом полученных количественных и качественных характеристик объекта оценки, результатов анализа рынка, к которому относится объект оценки, а также обстоятельств, уменьшающих вероятность получения доходов объекта оценки в будущем (рисков), и другой информации.

Определение рыночной стоимости имущества в исполнительном производстве производится в целях его реализации в ходе осуществления мер принудительного исполнения в порядке, предусмотренном Законом об исполнительном производстве. Реализация имущества ограничена сроками и является вынужденной мерой. Данные обстоятельства являются фактором, влияющим на определение стоимости оцениваемого объекта, что и было учтено оценщиком путем определения и применения понижающего коэффициента при определении итоговой стоимости.

 

При продаже с публичных торгов принадлежащей должнику и арестованной в рамках исполнительного производства доли в праве общей собственности постороннему лицу остальные участники долевой собственности не наделяются правом преимущественной покупки этой доли.

Заявитель обратился в суд с заявлением о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя, ссылаясь на следующие обстоятельства. Заявителю принадлежит доля в праве общей долевой собственности в размере 560/11785 на объект незавершенного строительства. В отношении указанного объекта незавершенного строительства в рамках исполнительного производства наложен арест на долю в праве общей долевой собственности в размере 10665/11785, принадлежащую должнику ООО. Заявитель выразил свое согласие на реализацию преимущественного права покупки указанной доли и сообщил о невозможности осуществления взыскания на эту долю путем ее реализации с публичных торгов. Однако данное заявление судебным приставом проигнорировано, при этом, заявитель был уведомлен приставом о проведении открытого аукциона по продаже арестованного имущества в виде долей в праве собственности на объект незавершенного строительства. Считает данные действия судебного пристава-исполнителя незаконными, грубо нарушающими его право на осуществление принадлежащего ему преимущественного права покупки доли в праве общей долевой собственности.

Судом в удовлетворении заявленных требований отказано. Принимая решение, суд исходил из следующего.

Согласно п. 1 ст. 250 ГК РФ при продаже доли в праве общей собственности постороннему лицу остальные участники долевой собственности имеют преимущественное право покупки продаваемой доли по цене, за которую она продается, и на прочих равных условиях, кроме случая продажи с публичных торгов.

Публичные торги для продажи доли в праве общей собственности при отсутствии согласия на это всех участников долевой собственности могут проводиться в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 255 настоящего Кодекса, и в иных случаях, предусмотренных законом.

В силу ст. 255 ГК РФ Кредитор участника долевой или совместной собственности при недостаточности у собственника другого имущества вправе предъявить требование о выделе доли должника в общем имуществе для обращения на нее взыскания. Если в таких случаях выделение доли в натуре невозможно либо против этого возражают остальные участники долевой или совместной собственности, кредитор вправе требовать продажи должником своей доли остальным участникам общей собственности по цене, соразмерной рыночной стоимости этой доли, с обращением вырученных от продажи средств в погашение долга. В случае отказа остальных участников общей собственности от приобретения доли должника кредитор вправе требовать по суду обращения взыскания на долю должника в праве общей собственности путем продажи этой доли с публичных торгов.

Положения ст. 255 ГК РФ регулируют отношения по поводу обращения взыскания на долю в общей собственности по требованию кредитора участника долевой собственности при недостаточности у него другого имущества для удовлетворения его требований.

При этом суд отметил, что в силу ст. 87 ФЗ «Об исполнительном производстве» порядок реализации арестованного имущества должника в виде недвижимого имущества или имущественного права предусмотрен только в одной форме — путем проведения открытых торгов. Следовательно, по мнению суда, положения ст. 87 ФЗ «Об исполнительном производстве» подпадают под понятие «иного случая установленного законом», указанного в ч. 1 ст. 250 ГК РФ

Таким образом, в соответствии с требованиями п. 1. ст. 250 ГК РФ при продаже с публичных торгов принадлежащей должнику и арестованной в рамках исполнительного производства доли в праве общей собственности постороннему лицу остальные участники долевой собственности не наделяются правом преимущественной покупки этой доли в силу прямого запрета.

 

Окончание исполнительного производства, основанное на сделанном одной из сторон заявлении о зачете, возможно только при наличии встречных исполнительных листов, а юридическим фактом, свидетельствующим о произведенном (одностороннем) зачете, является факт вручения кредитору заявления о зачете, а не принятие мер по его направлению.

Заявитель обратилась в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением к судебному приставу-исполнителю о признании незаконным отказа в удовлетворении ходатайства об окончании (в части) исполнительного производства.

Свои требования мотивировал следующим.

В производстве отдела судебных приставов имеются исполнительные производства, возбужденные на основании исполнительных листов Арбитражного суда Красноярского края о взыскании с заявителя в пользу индивидуального предпринимателя (получившего права кредитора в порядке правопреемства) задолженности в общей сумме 3188036,66 руб. Указанные исполнительные производства постановлением судебного пристава-исполнителя объединены в сводное исполнительное производство.

Заявитель неоднократно обращался с заявлениями в отдел судебных приставов с заявлением об окончании возбужденного в отношении нее исполнительного производства в части сумм, зачтенных в порядке ст. 412 ГК РФ.

Письмом судебный пристав-исполнитель сообщила о том, что указанное ходатайство удовлетворению не подлежит, поскольку:

- судебному приставу-исполнителю не предъявлены исполнительные листы (в подтверждение встречного требования);

Данное письмо судебного пристава-исполнителя расценено в качестве отказа в удовлетворении ходатайства об окончании (в части) исполнительного производства.

В удовлетворении заявленных требований судом отказано. Принимая указанное решение, суд исходил из следующего.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 47 ФЗ «Об исполнительном производстве» исполнительное производство оканчивается судебным приставом-исполнителем в случаях фактического исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе.

В судебном заседании установлено, что заявителем не оспаривается наличие задолженности перед индивидуальным предпринимателем (получившим права кредитора в порядке правопреемства) в том числе и по исполнительному листу Арбитражного суда Красноярского края

Представленные заявителем документы подтверждают факт направления индивидуальному предпринимателю (кредитору, взыскателю) уведомления о зачете встречных денежных обязательств в порядке ст. 412 ГК РФ.

Вместе с тем, в соответствии со ст. 407 ГК РФ обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором.

Прекращение обязательства по требованию одной из сторон допускается только в случаях, предусмотренных законом или договором.

Как предусмотрено ст. 410 ГК РФ обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. Для зачета достаточно заявления одной стороны.

В силу ст. 412 ГК РФ в случае уступки требования должник вправе зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору.

Зачет производится, если требование возникло по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления об уступке требования, и срок требования наступил до его получения либо этот срок не указан или определен моментом востребования.

Суд указал, что по смыслу вышеприведенных норм для прекращения обязательства зачетом заявление о зачете должно быть получено соответствующей стороной. Данное толкование соответствует разъяснениям Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенного в п. 4 Информационного письма от 29.12.2001 № 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований».

Из пояснений представителя заявителя, других материалов дела следует, что уведомление о зачете направлено кредитору по надлежащему адресу телеграммой. Согласно представленному суду отчету ООО «Телекомсервис» названное уведомление о зачете вручено взыскателю.

При этом имеющиеся в материалах заявления не содержат указания о передаче судебному приставу-исполнителю указанного отчета.

Таким образом, судебному приставу-исполнителю не было представлено доказательств, свидетельствующих о произведении заявителем соответствующего зачета.

Ссылка заявителя на неоднократное предшествующее направление взыскателю уведомления о зачете по всем известным адресам правового значения не имеет, поскольку с учетом вышеприведенных норм ГК РФ юридическим фактом, свидетельствующем о произведенном (одностороннем) зачете, является именно факт вручения кредитору заявления о зачете, а не принятие мер по его направлению.

Кроме того, из материалов дела следует, заявителем не оспаривается, что при подаче вышеуказанных заявлений об окончании (в части) исполнительного производства копии исполнительных документов (исполнительных листов арбитражного суда), подтверждающих наличие встречных денежных требований, судебному приставу-исполнителю не предъявлялись.

Из смысла приведенных норм следует, что окончание исполнительного производства, основанное на сделанном одной из сторон заявлении о зачете, возможно только при наличии встречных исполнительных листов.

Данный вывод основан на разъяснениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, содержащихся в п. 2 Информационного письма от 29.12.2001 № 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований».

 

Судебный пристав-исполнитель обоснованно пришел к выводу, что на имущество не может быть обращено взыскание, поскольку оно на момент возникновения прав кредитора уже не являлось собственностью должника в связи с заключением брачного договора.

Заявитель обратился в суд с заявлением об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя, выразившихся в принятии акта о невозможности взыскания, и бездействия судебного пристава-исполнителя, выразившегося в необращении взыскания на имущество должника.

Требования заявителя мотивированы следующим.

В отделе судебных приставов на исполнении находится исполнительное производство о взыскании с должника 10103858,02 руб. требования исполнительного документа исполнены частично в сумме 33 516,91 руб. Судебным приставом-исполнителем составлен акт о невозможности исполнения, решение мотивировано наличием брачного договора, заключенного должницей с мужем. Заявитель считает обжалуемый акт противоречащим ст. 446 ГПК РФ, не отвечающим задачам исполнительного производства, поскольку не предпринято мер принудительного исполнения. В соответствии со ст. 46 СК РФ, супруг обязан уведомлять кредитора о заключении, изменении или расторжении брачного договора, при невыполнении этой обязанности супруг отвечает по своим обязательствам независимо от содержания брачного договора. Считает, что брачный договор заключен должницей после вынесения решения, которым взыскана с должницы в пользу заявителя сумма. Следовательно, должна отвечать по своим обязательствам независимо от содержания брачного договора.

В удовлетворении заявленных требований судом отказано, свое решение суд мотивировал следующим.

В соответствии со ст. ст. 40, 41 СК РФ брачным договором признается соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения. Брачный договор заключается в письменной форме и подлежит нотариальному удостоверению.

В силу ст. 45 СК РФ по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга.

Согласно ст. 46 СК РФ супруг обязан уведомлять своего кредитора (кредиторов) о заключении, об изменении или о расторжении брачного договора. При невыполнении этой обязанности супруг отвечает по своим обязательствам независимо от содержания брачного договора.

Решение, которым в пользу заявителя с должника взыскана сумма долга, вступил в законную силу 30.08.2011, в соответствии со ст. 307 ГК РФ только с указанного времени у взыскателя возникли права кредитора, т. е. право требовать исполнения обязанности по возврату долга. При таких обстоятельствах суд нашел несостоятельными доводы заявителя о том, что на момент заключения брачного договора 15.08.2011 заявитель являлся кредитором и должник был обязан уведомить его о договоре, изменяющем режим общей совместной собственности супругов. Дата заключения брачного договора не может вызвать сомнений, поскольку договор нотариально удостоверен.

Таким образом, судебный пристав-исполнитель обоснованно пришел к выводу о том, что на имущество не может быть обращено взыскание, поскольку оно на момент возникновения прав кредитора уже не являлось собственностью должника в связи с заключением брачного договора, тогда как обращение взыскания возможно только на имущество должника.

 

Обжалование действий судебного пристава-исполнителя не лишает заявителя, считающего, что определенный судебным приставом-исполнителем размер задолженности по алиментам нарушает его интересы, на обращение в суд с иском в порядке, предусмотренном ст. 113 СК РФ.

Заявитель обратился в суд с заявлением, в котором просил признать незаконными действия судебного пристава-исполнителя в части взыскания с него в пользу взыскателя задолженности по алиментам за период с 25.11.2010, а также постановление об обращении взыскания на доходы должника от 15.08.2011, свои требования мотивируя тем, что 15.08.2011 судебным приставом-исполнителем вынесено постановление о взыскании с него задолженности по алиментам с 25.11.2010, а также текущих алиментов, о котором он узнал только при поступлении данного постановления по месту его работы для производства удержания из его заработка задолженности по алиментам в размере 16%, текущих алиментов в размере 33.3% ежемесячно. Ссылаясь на то, что до 15.08.2011 исполнительный лист на взыскание с него алиментов взыскателем не предъявлялся, судебный пристав-исполнитель о наличии задолженности по алиментам его в известность не ставил, считает, что оснований для взыскания с него задолженности за прошлый период не имелось. В оспариваемом постановлении судебным приставом-исполнителем не указана конкретная сумма задолженности, подлежащая взысканию, а возложение обязанности по расчету задолженности по алиментам на бухгалтерию предприятия, в котором он работает, незаконно.

В удовлетворении заявленных требований заявителю отказано. Суд, принимая решение, исходил из следующего.

В соответствии с п. 2 ч. 3 ст. 68 вышеуказанного Закона мерой принудительного исполнения является обращение взыскания на периодические выплаты, получаемые должником в силу трудовых, гражданско-правовых или социальных правоотношений.

Согласно п.п. 3 п. 1 ст.ст. 98, 99 настоящего Закона судебный пристав-исполнитель обращает взыскание на заработную плату и иные доходы должника-гражданина в силу отсутствия или недостаточности у должника денежных средств и иного имущества для исполнения требований исполнительного документа в полном объеме. Размер удержаний заработной платы не может превышать 70 % от заработной платы (п.3 ст. 99).

В силу п. 3 ст. 102 ФЗ «Об исполнительном производстве» размер задолженности по алиментам, уплачиваемым на несовершеннолетних детей в долях к заработку должника, определяется исходя из заработка и иного дохода должника, за период, в течение которого взыскание алиментов не производилось.

В соответствии с п. 1 ст. 113 СК РФ взыскание алиментов за прошедший период на основании соглашения об уплате алиментов или на основании исполнительного листа производится в пределах трехлетнего срока, предшествовавшего предъявлению исполнительного листа или нотариально удостоверенного соглашения об уплате алиментов.

В рассматриваемом случае суд пришел к убеждению о том, что оспариваемое постановление от 15.08.2011 об обращении взыскания на доходы должника не противоречит требованиям ст. ст. 68, 98, 99 ФЗ РФ «Об исполнительном производстве» и права должника со стороны судебного пристава-исполнителя не нарушены, поскольку возложение на бухгалтерию по месту работы должника расчета задолженности по алиментам за предшествующий период не противоречит положениям п. 4 ч. 1 ст. 64 ФЗ РФ «Об исполнительном производстве».

Доводы стороны заявителя в обоснование заявленных требований, по сути, сводятся к тому, что заявителем оспаривается размер задолженности по алиментам, образовавшейся с 25.11.2010, и не могут служить основанием для отмены постановления судебного пристава-исполнителя, которое вынесено в соответствии с положениями ФЗ «Об исполнительном производстве».

Вместе с тем, обращение в суд в порядке обжалования действий судебного пристава-исполнителя не лишает заявителя, считающего, что определенный судебным приставом-исполнителем размер задолженности по алиментам нарушает его интересы, на обращение в суд с иском в порядке, предусмотренном ст. 113 СК РФ.

 

ФЗ «Об исполнительном производстве» содержит в себе исчерпывающий перечень видов доходов, на которые не может быть обращено взыскание.

Заявитель обратилась в суд с жалобой об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя, мотивируя тем, что решением суда с нее взыскано пользу В.Н. 474980 руб., проценты за пользование чужими денежными средствами 138882,91 руб., всего 613862,91 руб., госпошлина в доход государства 7169,31 руб. Заявитель является пенсионером, инвалидом 2 группы, получает пенсию в размере 7 795 рублей 22 копейки, которая является единственным источником существования. Судебным приставом - исполнителем в период с января 2009 года по июль 2011 года исполнено ежемесячное взыскание с пенсии в размере 50%. Кроме этого, согласно справке Управления Пенсионного фонда в период с октября 2009 года по июль 2010 года взыскана госпошлина в сумме 7169,31 руб., в период с января 2009 по февраль 2010 взыскана сумма 28188,90 руб., в период с января 2009 по июль 2011 – 78773,42 руб.

18.08.2011 заявитель обратилась с заявлением в ЗАО «Национальный банк сбережений» о получении кредита в сумме 62500 руб. для использования этих денег на своё лечение.

19.08.2011 из указанного банка на счёт поступили деньги в сумме 55000 руб. Со счета в этот же день денежные средства в сумме 55000 руб. сняты судебными приставами. Заявитель просит суд обязать судебных приставов - исполнителей привести в соответствие с законом взыскание с заявителя денежных средств в размере 25%.

В ходе судебного разбирательства заявитель уточнила требования, указывая, что согласно графику платежей оплачивает ежемесячно кредит. За период с октября 2011 года по март 2012 года ею выплачено 17547 руб. В настоящее время с пенсии удерживают 50% денежных средств, в результате чего на проживание остается 1678, 20 руб., данной суммы не хватает даже на приобретение продуктов питания. Просила суд признать неправомерными действия Отдела судебных приставов о снятии средств полученного кредита и обязать возвратить незаконно удержанные денежные средства, на основании решения суда в сумме 55000 руб., сумму 17547 руб., уплаченную за кредит согласно графику платежей, привести в соответствие с законом взыскание в размере 25%.

Суд в удовлетворении заявленных требований отказал в полном объеме, свое решение мотивировав следующим.

На основании ст. 68 ФЗ «Об исполнительном производстве» мерами принудительного исполнения являются действия, указанные в исполнительном документе, или действия, совершаемые судебным приставом-исполнителем в целях получения с должника имущества, в том числе денежных средств, подлежащего взысканию по исполнительному документу. Мерами принудительного исполнения являются обращение взыскания на имущество должника, в том числе на денежные средства и ценные бумаги; обращение взыскания на периодические выплаты, получаемые должником в силу трудовых, гражданско-правовых или социальных правоотношений.

Согласно ч. 2 ст. 99 вышеуказанного Закона, при исполнении исполнительного документа (нескольких исполнительных документов) с должника-гражданина может быть удержано не более пятидесяти процентов заработной платы и иных доходов. Удержания производятся до исполнения в полном объеме содержащихся в исполнительном документе требований.

Оценивая представленные и исследованные в судебном заседании доказательства, суд принимал во внимание, что Постановлением Пленума Верховного Суда РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативного акта государственного органа или органа местного самоуправления недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием.

При проверке действий судебного пристава-исполнителя по списанию денежных средств в размере 55000 руб., выданных заявителю в качестве кредитных средств, судом не установлено нарушений требований ФЗ «Об исполнительном производстве» по следующим основаниям.

При разрешении требований о законности действий судебного пристава-исполнителя в части списания денежной суммы в размере 55000 руб. с расчетного счета должника, суд принял во внимание положение ст. 101 ФЗ «Об исполнительном производстве», которая содержит в себе перечень видов доходов, на которые не может быть обращено взыскание.

Указанная норма Закона содержит в себе исчерпывающий перечень видов доходов, на которые не может быть обращено взыскание. Пенсия гражданина и денежные средства, полученные по кредитному договору, в данный перечень видов доходов не включены, в связи с чем довод стороны заявителя о том, что указанная сумма денежных средств не является доходом и на нее не может быть обращено взыскание, суд находит несостоятельным.

Учитывая, что пенсия и денежные средства, перечисленные ЗАО «Национальный банк сбережений» на расчетный счет должника, не подпадают под перечень видов доходов, на которые не может быть обращено взыскание, принимая во внимание, что в первую очередь взыскание на имущество должника обращается на его денежные средства, в том числе находящиеся на счетах в банках и иных кредитных организациях, суд не усмотрел в действиях судебного пристава-исполнителя нарушений требований ФЗ «Об исполнительном производстве», действия судебного пристава-исполнителя по обращению взыскания на данные виды доходов должника являются законными, каждое действие судебного пристава-исполнителя, совершаемое им при обращении взыскания, оформлено соответствующими актами.

При разрешении требований о приведении взыскания денежных средств размере 25% суд полагает, что требования в указанной части не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно ч. 2 ст. 99 ФЗ «Об исполнительном производстве», при исполнении исполнительного документа (нескольких исполнительных документов) с должника-гражданина может быть удержано не более 50% заработной платы и иных доходов. Удержания производятся до исполнения в полном объеме содержащихся в исполнительном документе требований.

В связи с чем, суд пришел к выводу, что судебным приставом-исполнителем правомерно вынесено постановление об обращении взыскания на доходы должника в размере 50% с последующим направлением в Управление Пенсионного фонда, а довод стороны заявителя о снижении удержания с 50% до 25% суд находит несостоятельным, как не основанный на Законе.

 

Время создания/изменения документа: 27 апреля 2012 11:42 / 05 марта 2013 08:06

Версия для печати